Сайт 108usd.ru недоступен

Запрашиваемый вами сайт на данный момент недоступен.

Возможные причины недоступности данного ресурса:

  1. задолженность на абонентском счете (по состоянию на 24.02.2018)
  2. содержимое сайта нарушает правила пользования услугой хостинга
  3. нагрузка ресурса на сервер
  4. домен 108usd.ru не прикреплен в панели управления хостингом
  5. домен 108usd.ru прикреплен в панели управления хостингом менее 30 минут назад
  6. домен 108usd.ru находится на паркинге

Вы являетесь владельцем сайта 108usd.ru?

Да, я владелец этого сайта Нет, я здесь случайно

Хотите быстро разблокировать сайт?

Произвести экспресс-оплату
Кафка Франц
Словно дорога осенью: только её выметут, как она уже снова покрывается сухими листьями.
Дух лишь тогда делается свободным, когда он перестает быть опорой.
Что радостнее, чем вера в бога домашнего очага!
Лгут меньше всего, когда меньше всего лгут, а не тогда, когда для этого меньше всего поводов.
Тот факт, что нет ничего другого, кроме духовного мира, отнимает у нас надежду и дает нам уверенность.
Если то, что будто бы уничтожилось в раю, поддавалось уничтожению, значит, решающего значения оно не имело; а если не поддавалось, то значит, мы живем в ложной вере.
«А затем он вернулся к своей работе, как ни в чем не бывало». Это замечание знакомо нам по неясному множеству старинных повестей, хотя, может быть, не встречается ни в одной.
Зло – это излучение человеческого сознания в определенных переходных положениях. Иллюзия – это, в сущности, не чувственный мир, а его зло, которое, однако, для наших глаз и составляет чувственный мир.
А верное объяснение состоит в том, что в него вселился большой бес и прибежала тьма маленьких, чтобы служить большому.
Все обман: искать минимума заблуждений, оставаться при обыкновенном, искать максимума. В первом случае обманываешь добро, чересчур облегчая себе его достижения, и зло, ставя ему слишком невыгодные условия борьбы. Во втором случае обманываешь добро, даже не стремясь к нему, стало быть, в земных делах. В третьем случае обманываешь добро, как можно дальше от него удаляясь, и зло, надеясь обессилить его преувеличением. Предпочесть следовало бы, значит, второй случай, ибо добро обманываешь всегда, а зло в этом случае не обманываешь хотя бы с виду.
Первый признак начала познания – желание умереть. Эта жизнь кажется невыносимой, другая – недостижимой. Уже не стыдишься, что хочешь умереть; просишь, чтобы тебя перевели из старой камеры, которую ты ненавидишь, в новую, которую ты только ещё начнешь ненавидеть. Сказывается тут и остаток веры, что во время пути случайно пройдёт по коридору главный, посмотрит на узника и скажет: «Этого не запирайте больше. Я беру его к себе».
Кто отрекается от мира, должен любить всех людей, ибо он отрекается и от их мира. Тем самым он начинает догадываться об истинной человеческой сути, которую нельзя не любить, если предположить, что ты ей соответствуешь.
Мы были созданы, чтобы жить в раю, рай был предназначен для того, чтобы служить нам. Наше назначение было изменено; что это случилось и с назначением рая, не говорится.
Верить в прогресс не значит верить, что прогресс уже состоялся. Это не было бы верой.
Задние мысли, с которыми ты впускаешь в себя зло, - это не твои мысли, а зла.